Тарцил (адаптация пьесы Хосе Санчиса Синистерры)

У меня, к сожалению, не сохранилось текста пьесы, которая так задела что-то живое внутри. Настолько, что я взялась ее переписывать и перекраивать. Поэтому мне уже не определить, насколько этот текст оригинален. По крайней мере, оригинальна его компоновка. Да и писал Хосе Санчис Синистерра (Jose Sanchis Sinisterra) наверное, о чем-то совсем другом, о чем-то своем.

Оригинал назывался «Первертимент и другие изыски просто так» (Pervertimento y otros gestos para nada, 1988) перевод И.Глущенко — он был опубликован в журнале «Суфлер» №2 за 1995 г. В испанской Википедии сказано, что это «набор из 15 текстов, экспериментирующих с разными элементами театральности». В моем варианте текстов осталось восемь…

Выведение

Вот вы, сейчас, слушаете меня, ожидая, когда начнется спектакль «О, Тарцил! Или неотеатральный роман».

И, значит, вы решили, подчиняясь необъяснимому влечению, прийти сегодня в этот театр, и питаете определенные надежды. Должно быть, вы уже видели наши спектакли и решили вновь испытать нас; может, вы о нас что-то слышали, и теперь вздумали выяснить, стоит ли доверять вашему советчику; вам знакомо имя автора; вы влюблены в одну из актрис, или, просто-напросто, название пьесы заинтриговало вас.

Как бы то ни было, пути к отступлению уже нет. Спектакль вот-вот начнется, а вы, безоружный, находитесь в полном нашем распоряжении. Так может быть, сейчас, прежде чем в зале потухнет свет, вам удастся распознать, что вас ожидает здесь, хотя бы для того, чтобы настроиться и понять, к чему себя готовить. Потому что никогда не мешает установить нужную систему координат, иными словами, вооружиться предварительными идеями, чтобы спектакль не застал вас врасплох.

Однако, я говорю-говорю, и вы не без тревоги замечаете, что вам удалось узнать о спектакле немного. А что если речь идет об одной из этих современных пьес – думаете вы – без начала и конца, недоступных пониманию, намеренно запутанных, в которых нормальные люди ничего не понимают? Ведь вы считаете себя нормальным человеком, самым обыкновенным, рядовым зрителем, пожалуй, чуть выше среднего уровня, хотя и не слишком изощренным.

Время от времени вы ходите в театр, что уже говорит в вашу пользу, но вместе с тем стараетесь не тратить время и деньги на утомительные головоломки, которые к тому же нельзя пересказать потом друзьям. И мало того, что вы рискнули посмотреть спектакль неизвестно о чем, не заручившись бесспорной рекомендацией, вас вдобавок потчуют неудобоваримой болтовней.

Вы украдкой поглядываете на своих попутчиков, то есть на остальных зрителей, которым, как и вам, случилось сегодня оказаться в этом театре. И надеетесь разглядеть в них нечто такое, что развеет ваши сомнения и опасения, которые, признайтесь, все больше овладевают вашей душой. Неужели они тоже нормальные люди, обыкновенные рядовые зрители? Безмятежны ли они, расслаблены или, так же как вы, начинают выказывать признаки беспокойства?

Один из них тоже озирается. Ваши взгляды на мгновенье встречаются, проскальзывает искра товарищества, но потом вы наталкиваетесь на мутное выражение глаз, растерянную гримасу, скрывающую накатывающее недоумение.

Вновь прислушавшись к моим словам, вы вдруг начинаете подозревать, что когда я закончу, вы окажетесь в пустоте и тишине, беззащитный перед миром форм и звуков, который вот-вот безнаказанно обрушится на вас со сцены. И вы смутно чувствуете, что между этими словами и грядущим действием существует какая-то неуловимая связь, и может быть это действо родилось уже здесь, в этом зале, между мной и вами, говорящим и слушающим…

Рядом

А. Вам очень повезло, потому что все самое интересное будут показывать именно здесь. И это будет «кусок» жизни или «ломоть», как говорится, или воображаемое царство.

Б. Но может случиться и так, что это забитое пространство, когда в нем исчезнет «четвертая стена», окажется пустым пространством, в котором не происходит ровным счетом ничего, заслуживающего внимания.

А. Например, как этот зал, в котором мы сейчас находимся.

Б. Я говорю вам это, чтобы потом вы не были слишком разочарованы.

А. А мне, в конце концов, все равно.

Б. А я здесь случайно, и вовсе не обязан вас развлекать.

А. Замолчите, наконец. Вот выходит она, разъяренная, как фурия, с букетом цветов и визитной карточкой.

Б. Что она затевает?..

А. Какой ужас, как будто…

Б. Или нет?..

А. Несчастная женщина.

Б. Но что она делает?

А. Зазвонил телефон. Вы слышали?

Б. Почему она так взволнована?

А. Что она говорит?

Б. Она так тихо шепчет. Ничего не слышно. А жаль…

А. Родольфо? Кто это, Родольфо?

Б. Как она встревожена.

А. Озирается по сторонам, словно…

Б. Бросила трубку. Почему бы это?

А. Может, кто-то идет? И она услышала его шаги?

Б. Мало того, что это дурацкое помещение, здесь ужасная акустика.

А. Цветы… Ах, да, конечно, их нужно спрятать.
Б. А теперь. Смотрите-ка… Она раздевается?

А. Черт побери, она раздевается… Смелая пьеса, ничего не скажешь!

Б. Боже, какая женщина! Как сложена!

А. Нелепое положение: я, будто, подглядываю за ней…

Б. Но что это у нее на животе?

А. Да: это цветок… Цветок, нарисованный на животе.

Б. Весьма оригинально, не правда ли?

А. Почему она мечется по комнате? Что-то ищет?

Б. Почему она не оденется? Не набросит что-нибудь? Она же простудится…

А. Зачем она роется в ящиках?

Б. Скверная привычка швырять все на пол… Прям, как моя бывшая…

А. Боже мой! Мужчина! Туда вошел мужчина!

Б. А она, как раз, успела надеть черный атласный халат.

А. До чего подозрительный вид у этого человека!

Б. Он что-то сказал?.. Нет, послышалось.

А. Это она все тараторит, без остановки и улыбается, будто ничего не произошло… Хочет отвлечь его внимание…

Б. Посмотрите, как нервно сжимает она спинку стула. Да нет! Что вы можете увидеть, сидя здесь, за этой идиотской обувной коробкой?!

А. Какую потрясающую сцену вы пропускаете! Как неотразима она в своей лжи, а он… он – сама таинственность.

Б. Этот холодный взгляд, эта язвительная ухмылка, осанка, рука в кармане…

А. Ясно, что это и есть тот самый Родольфо. Но что она делает? Она с ума сошла!

Б. Не могу поверить!

А. Откуда она вытащила револьвер?!

Б. Теперь настала его очередь улыбаться… Вот так улыбочка!

А. Он что-то говорит, еле шевеля губами…

Б. Какая выдержка: эта гарпия целится в него, а он неподвижен и горд, как статуя… Прям, как…

А. Он приближается к ней, женщина отступает, не сводя с него пистолета.

Б. Мастерски поставлена сцена!

А. Да, за ними следует луч прожектора…

Луч прожектора высвечивает одного из них. Тот вскакивает, второй прячется под свое кресло. Выстрел. Убитый падает.

Поделитесь прочитанным в соцсетях

Страницы: 1 2 3 4

Я в соцсетях
Хотите быть в курсе жизни автора и моментально узнавать о новых публикациях? - подписывайтесь на мой профиль в Фейсбуке (кнопка "ПОДПИСАТЬСЯ")
Также, много ПИНтересного в моем ПИНТЕРЕСТе)))
Сайт, который я веду:

Храм в честь иконы Божией Матери "Умягчение злых сердец" в Конькове




В G+ ничего интересного))) Просто служебный профиль)))
Яндекс.Метрика
© 2017 KATYARU