У меня ПГМ

пгм

Пару недель назад как-то так сложилось, что сразу с нескольких сторон, от разных людей я услышала довольно резкие высказывания о Православии. Нет, конечно, говорилось «о религии вообще». НО! Если каждый из нас хорошенько подумает и будет честен с самим собой — то он поймет, что «религии вообще» не существует. Если человек верит, то он верит во что-то совершенно определенное. И, к сожалению, раздражение вызывает, тоже, что-то конкретное…

В тех, ситуациях, о которых я упомянула, у меня не было возможности в полной мере высказать свое мнение. Я до сих пор не знаю, как трактовать такое поведение… Может быть, это смирение (ну, вроде того:), а может — какой-то страх, что кто-то будет топтаться по сокровенному? — В целом, я не считаю нужным публично вступать в споры по таким глобальным поводам. В первую очередь потому, что уверена: каждому мысль о Боге дается по-разному, в разное время и т.д. Заметьте, я сейчас тоже не говорю о «религии вообще»! Я говорю именно о Православии.

Да, пора признаться (для тех, кто в этих терминах видит мир) — у меня ПГМ. Именно с этого определения начался первый спор. «Православие головного мозга» — как неприятно звучит для одних, как ласкает слух другим!

И, поскольку это мой лично-личный, наиличнейший, блог. Здесь я позволю себе ответить. Каждому, и всем, и никому, и самой себе.

История №1 «Про Ларису и Аню»

Мало, кто из нас родился в воцерковленной семье. Просто, единицы. Мы все так или иначе решали этот вопрос самостоятельно. И кто скажет, что не решал его никогда — либо соврет, либо это его личная катастрофа. В общем, все метались из крайности в крайность, засматривались на разное.

Для меня, например, даже крещение не стало отправной точкой. С тех пор много воды утекло и каких только мыслей не было передумано. Даже не могу точно припомнить момент, когда я более-менее уверенно встала на путь принятия Православной веры. И этот процесс, конечно, не шел ровно и гладко. Но постепенно я убедилась в правильности своих шагов.

Не знаю и, честно говоря, не хочу строить предположений, что бы было, если бы я родилась в Индии или в Иране. Я родилась в России и, при всем моем неизбывном интересе к другим цивилизациям, не нужно актерствовать — моя органика совершенно русская, а в чем-то советская. Понимаете, о чем я?

Недавно мой муж заходил в небезызвестный магазин Джаганнат на Кузнецком мосту. А там продавщица и кассир — обе в сари, с бейджиками «Лакшми» и «Амрита» (имена вымышленные). То есть, наши, скажем, Лариса и Аня, лет от 30-ти до 50-ти, но в таком неестественном виде…

Ага! Напряглись?!))) — И чего это она чужую веру высмеивает?! Чтобы свою обелить?! — Ха-ха-ха!

Во-первых, мне тут нечего белить — Православие и так бело, паче снега. И, слава Богу, его чистота не от меня зависит. А во вторых, ничего я не высмеиваю, ибо это не смешно. Не смешно, когда Ларисе и Анне так плохо, что они бегут, не разбирая дороги, ищут чего-то, незнамо чего. А когда человек ищет — он обязательно находит… И вот они, ряженые, переименованные, в странных, прямо скажем, обстоятельствах, наверняка, убеждены, что именно в этом их счастье и спасение! — Страшно это, а не смешно.

История №2 «Пусть меня сожрут червяки!»

Давайте ответим на главный вопрос: зачем человек ищет веры? — Есть две главные мотивации: чтобы жить счастливо в этой жизни и чтобы спастись от смерти (т.е. жить счастливо в следующей жизни). Разве не так? Есть другие идеи?

Первого не обещает НИ ОДНА религия! Этот мир — юдоль страдания. Вера не поможет сделать жизнь безоблачно-беспечной. Она не меняет обстоятельства, но может изменить наше отношение к ним. Тоже, не в сторону легкости, кстати…

А вот второе — СПАСЕНИЕ — это краеугольный камень. И здесь вспоминаются баянные рассказы о снайпере, который должен сделать один, но крайне точный, выстрел. С ним же рядом обитает и сапер, который ошибается один раз… Но наша судьба, как правило, дает нам ни один и ни два шанса на «выстрел». Однако ответственности за точность никто не избегнет.

Итак, вы верите в то, что ваша вера спасет вашу душу от смерти?! — И это единственный вопрос, на который нужно ответить. И всякие отмазки, типа, «мне наплевать, я с удовольствием буду удобрять почву и кормить червяков» — не принимаются.

История №3 «Милый уважаемый богоборец»

Когда я работала археологом, у меня был чудесный коллега. В свои 60 лет (примерно, на взгляд) он выглядел глубоким старцем, но вел себя совершенно, как тридцатилетний! Этот прекрасный человек, назовем его Виктор Викторович (имя вымышлено), обладал живым, острым, по-детски красочным умом. Он был всегда энергичен, весел, кипел на работе, помогал всем вокруг, философствовал… В общем, всем бы таких коллег и побольше.

Но у Виктора Викторовича был один пунктик (куда ж без него!): он был богоборцем. Он постоянно «мониторил окрестности» и, если в поле его внимания появлялся верующий человек, то на этого бедолагу обрушивался целый водопад «блестящих шуток, доводов и выводов». Не теряя доброжелательности к визави, Виктор Викторович громил своего несоизмеримого врага, как заправский Дон Кихот.

Естественно, мои убеждения, также, не остались незамеченными. Однако, со мной оказалось трудно — я только хихикала в ответ, не ввязываясь в холивары. В общем, Виктору Викторовичу пришлось перейти к тактике затяжной окопной войны. Периодически он выскакивал из-за куста с копьем наперевес и выдавал очередной богоборческий пассаж.

И вот однажды я спросила так: «Виктор Викторович, вот Вы убеждены, что Бога нет. А я убеждена, что Бог есть. Казалось бы, это я должна волноваться и пытаться доказывать Вам свою правду. Но я совершенно спокойна на этот счет. А Вы тратите столько сил и эмоций на борьбу с тем, кого не существует! — Думаю, тут дело не в Боге, а в Вас… Вы сражаетесь с кем-то, чье существование для Вас очевидно, но невозможно и болезненно…»

И знаете, Виктор Викторович не стал отшучиваться. В этот момент он выглядел на свои 60 — не старым, а мудрым. Он сказал:

— Возможно. Может быть, это так и есть.

А уже много позже я узнала, что детство моего коллеги выпало на войну, он пережил блокаду, в которой потерял маму…

История №4 «Пуркуа па?»

Ах, как часто мы слышим фразу: «Бог ведь — один. Просто религии разные. То есть, в сущности, все мы верим в одно и то же!» — Какая обольстительная речь. Как прекрасно можно было бы уживаться всем на свете, веря в «своих богов». Но режиссура учит: смотрите не на слова пьесы, а на обстоятельства, в которых они произносятся, и на то, кто их говорит и кому.

Так вот, знаете, когда звучит эта фраза? — Всегда в одном случае: когда кто-то убеждает вас в том, что Православие — не единственный путь к Спасению. Только в этом случае подобные диалоги имеют смысл. Если человек действительно верит, что его Бог — в сущности является Богом для другого человека — он будет спокойно обсуждать с ним другие проблемы.

За этой фразой может следовать  (а может и не следовать:) ее логическое развитие: «… Поэтому тебе не обязательно так строго придерживаться своего пути, посмотри на нас, узнай, как мы верим, попробуй»… И так далее. Почему-то никто в подобном разговоре не приходит к тому, что ему бы стоило, как можно скорее, креститься и воцерковиться! Ну, если Бог-то — один единственный… Пуркуа па?

Это, кстати, к вопросу о «религиях вообще» — вот еще почему их нет и не может существовать. Когда кто-то рассуждает о религиях вообще — он совершенно определенно настроен (пусть даже подсознательно — это дела не меняет) склонить вас к своей вере. И, кстати, атеизм — это тоже религия, еще похлеще многих!

И НИ ОДИН настоящий, искренний проповедник не употребит в своей речи подобных тезисов.

История №5 «Про шкаф и спичечный коробок»

Если мне в голову приходит мысль — она, почти моментально, приводит к действиям. А мои действия, в идеале, должны приносить грандиозный результат уже секунде на второй. В общем, когда я вдруг поняла, что моему ребенку пора бы уже задуматься о вере, то мы сразу же начали об этом беседовать. Было немного неудобно, так как мы ехали в этот момент в троллейбусе. Ну, ничего.

Зато, мне в голову пришла прекрасная аналогия, которой хочу поделиться и с вами. Мое дитя, нужно сказать, задало мне очень правильный вопрос: «Мама, а зачем нам верить?» — И я не стала сразу огорошивать ребенка тезисом о Спасении. Я нашла другое объяснение:

— Вот есть спичечный коробок. В него помещается очень ограниченное количество очень небольших вещей. И есть большой шкаф или даже целая кладовая-гардеробная, где можно разместить много всего — мелкие штучки и крупные, и очень большие. Они будут лежать на разных полках, чтобы ими можно было пользоваться всегда, когда нужно. И лучше каждому из нас, как личности, быть не спичечным коробком, а таким шкафом!

Внутри меня помещаются самые разные идеи. Может показаться, что они должны мешать друг другу, вытеснять, противоречить… Но ничего подобного не происходит! — Счастье в том, что человек может бесконечно расширять свое внутреннее пространство. Каждый из нас способен вместить грандиозный объем знаний и чувств. И, говоря «я знаю только то, что ничего не знаю», Сократ как раз имел ввиду ту анфиладу зияющих пустотой залов, которая открывается в процессе познания.

— Поэтому, — продолжала я, — мы не должны искусственно закрывать для себя путь в эту безграничную область. Вера не помешает тебе изучать биологию или кататься на роликах. Но будут в жизни моменты, когда только она и спасет.

История №6 «Икра в дефеците»

Эта история связана с предыдущей. Многие убеждены, что детям нельзя «навязывать веру». Мол, они сами разберутся, когда вырастут. Мы же разобрались! (я-то считаю, что мы плохо разобрались, но это уже другой разговор:) — Допустим. А вдруг они не разберутся?! Выберут губительный путь или просто не успеют прийти к определенным выводам?

Вы готовы, ради какого-то мнимого гуманизма, неверно истолкованного, подвергать собственного ребенка такому риску? — Это же все равно, что самим жрать по ночам под одеялом черную икру ложками, а своего сына или дочь, или обоих-трех, кормить быстрорастворимой лапшой… Разве нет?

Конечно, нет! Просто у нас самих с черной икрой не очень: мы не знаем, к чему приучать детей, отсюда и страх навредить. И я — не исключение. Я, вообще, плохой пример. Но все-таки мне удалось придумать некую модель: вести детей по той же дороге, по которой иду сама. Объяснять, где мы и почему. Рассказывать о том, что узнала сама, спрашивать, что они видят вокруг себя. Ведь, задумайтесь, им-то может быть дано что-то другое, более ценное! Кто тогда будет есть икру?!

Посмотрим с другой стороны: давайте не будем навязывать ребенку свой способ есть за столом. Действительно, ведь существуют не только ложки-вилки-ножи, но и, скажем, палочки или просто руки. Вырастет — и пусть выбирает сам! Нет? Дурацкая идея? — Не льстите себе: вы не сможете навязать никому, даже собственному дитяте, веру в Бога. Мы можем только привить определенные навыки, показать, как нужно правильно осенять себя крестным знамением, как подходить к Причастию и так далее.

И ребенок обязательно БУДЕТ ВЫБИРАТЬ САМ — использовать ему эти навыки или нет, когда и как их использовать. Даже Бог не отнимает у человека свободы выбора, так неужели родители способны на такое? — Это обольщение, майя, навь и прочие виды самообмана…

История №7 «Убийственные аргументы»

Самый убийственный аргумент людей, развешивающих на других ярлык «ПГМ», заключается в дискредитации Православия самими православными. Все мы знаем истории о безобразных выходках, просто ужасной жизни многих, не то что мирян — иереев и архиереев. Кошмар, пора менять веру…

Знаете, почему я ушла из режиссуры? — Потому что существование в этой профессии оказалось для меня неприемлимым. Не как для православного человека (коим я и не являюсь до сих пор, по большому счету) а просто вообще неприемлимым! А еще у меня есть медицинское образование и я содрогаюсь, слыша о зверствах некоторых медработников. А мой любимый дедушка был военным, и это при том, что творится в армии… Мне продолжать?

По идее, у каждого думающего человека уже давно должны были бы лопнуть голова и разорваться сердце — столько всего отвратительного творится вокруг. Но в случае с дедушкой, врачами и режиссерами мы способны отделить зерна от плевел. А в случае с православными — не всегда.

Какие выводы я должна сделать из этих убийственных аргументов? — Православие — это зло? А если я перестану верить, мне можно будет вести себя, как заблагорассудится? Ведь я больше не буду связана по рукам и ногам этими нелепыми заповедями! Ну вот я решила, что не могу принадлежать к церкви, некоторые служители которой ездят на мерседесах, замечены в блуде и прочих смертных грехах — а дальше мне куда? Найти другую церковь («Бог-то один, поэтому посмотри на нашего красавчега!»)? Или удариться в богоборчество, одним только этим утверждая, что Бог более чем реален — ведь дико бороться с пустотой?!

Другой мой коллега-археолог, православный и воцерковленный, в ответ на мои возмущения поведением батюшки из храма, рядом с которым мы работали, спросил:

— А ты не можешь допустить, что и грязными руками можно посеять зерно, из которого будет испечен белый хлеб?

Конечно, я сказала, что не хочу есть такой хлеб. Но вопрос-то был гораздо более глубокий, чем мой скоропалительный ответ…

Поделитесь прочитанным в соцсетях

Навигация

Предыдущая статья: ←

Есть мнение?
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я в соцсетях
Хотите быть в курсе жизни автора и моментально узнавать о новых публикациях? - подписывайтесь на мой профиль в Фейсбуке (кнопка "ПОДПИСАТЬСЯ")
Также, много ПИНтересного в моем ПИНТЕРЕСТе)))
Сайт, который я веду:

Храм в честь иконы Божией Матери "Умягчение злых сердец" в Конькове




В G+ ничего интересного))) Просто служебный профиль)))
Яндекс.Метрика
© 2017 KATYARU