Личный Апокалипсис господина Йохана Куфогенета, художника

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Йохан – талантливый художник лет пятидесяти. Все время что-то чертит, складывает из салфеток разные фигуры…
Гата – жена Йохана, из очень хорошей семьи, ровесница мужа.
Гость – он же Борис Иванович, господин, дающий повод заподозрить в нем все, что угодно.
Немой – очень замкнутый и близкий к природе тип.


ИНТРО

Ночь. Мрачные, неприступные, ободранные стены замка. Внизу чернеет бесконечное море.

Из недр замка слышатся вопли, топот, грохот. Слышно, что вопит женщина. Слышны мужские проклятья.

С высоты стен прямо в воду летит огромный холст, роскошная золотая рама, какие-то ящики, банки, ворох кистей.

На внешней галерее появляется Йохан:

Йохан: Все!!! Ты больше ничего от меня не получишь! Ни-ког-да!
Я сделал это сейчас, и я сделаю это еще тысячи, тысячи раз! Я уничтожу все соблазны, все возможности! Я смогу! Я клянусь, что не сделаю больше ни одного штриха! Ни единого!
Слышишь, ты, бездонная прорва!? Я не позволю тебе издеваться надо мной! Пусть я плохой художник! Пусть я гениальный художник! – Никто в мире не заслужил такой пытки!
Я зарекаюсь. Я заявляю тебе в первый и в последний раз: «Я – Йохан Куфогенет – больше не стану рисовать!»

На море шторм. Воет ветер. Вспышка молнии. Гром. Йохан хохочет и скрывается. Удаляющийся женский вой.

ПЕРВЫЙ АКТ

Сцена №1

Кухня замка. Йохан завтракает. Гата ему подает.

Йохан: Ну что? Что-о?! Ну прекрати! Тебе самой-то не противно строить такую кислую мину?! Вот новое наказание! Теперь ты будешь изводить меня: делать трагичные лица, молчать, сопеть… Перестань, по крайней мере, сопеть! У тебя что, нос заложило?

Она невразумительно ворчит.

Йохан: А?! Не понимаю!
Гата: Не надо было. Не нужно было так… Вдруг это как-то повлияет… Вдруг что-то изменится…
Йохан: (нарочито) Ха! Ха! Ха! Что?! Что «вдруг»?! Нет, ты объясни мне, что «вдруг»!
Гата: Ты сам знаешь…
Йохан: Я знаю?! — Я не знаю. И никто не знает! И не может быть никаких «вдруг». – Здесь все – «вдруг»!
Гата: Воля твоя, но можно было как-то по-другому: тише, спокойнее. Не хочешь рисовать – не рисуй. Но зачем устраивать такое представление: клятвы, проклятия… А красками можно было подновить, вон, стенку – все лучше…
Йохан: Молчи, женщина! Ты же знаешь не хуже меня: этими красками не красят стен – ими пишут картины! Прекрасные виды, пейзажи… Настроение, экспрессия, порыв… То, чего в моей жизни больше не будет.
И я не буду молчать! И я не могу видеть эти рамы и холсты! Я не могу просто закрыть дверь и уйти! Я хочу это прекратить! Слышишь?! Прекратить — раз и навсегда!
Гата: Успокойся.
Йохан: Я спокоен! Я буду спокоен, когда ты отстанешь от меня, перестанешь меня изводить! Я буду спокойно жить! Мне, вообще, больше не о чем беспокоиться! …
Что ты молчишь?! Ну говори, говори, я же вижу, что тебе не терпится сказать!
Гата: Ничего. Просто я волнуюсь… Мы ведь, действительно, не знаем, как это отразится…
Йохан: Вот и отлично! Вот и узнаем! И не за чем волноваться! Тебе, по крайней мере… У тебя что, дела другого нет, кроме как волноваться?! Ты не выдумывай давай! Волноваться она будет…
Гата: Да не за себя же…
Йохан: Старая песня! Давай так: я буду волноваться и думать за нас обоих – и за тебя, и за себя. А я не буду! И мы будем спокойно и тихо, как ты говоришь, жить-поживать. Вот так.

Входит Немой с большой корзиной, накрытой платком. Из-под платка выглядывает пучок зелени, французский батон…

Йохан: А вот и твой дружек! У него все и разузнаешь.
Гата: Побойся бога, он же немой.
Йохан: Немой?! Ха-ха.

Встает и, проходя мимо Немого, как бы нечаянно, со всей силы наступает ему на ногу. Немой орет.

Йохан: Хм, немой…

Он уходит.

Гата: Здравствуйте. Вы уж его извините – он нервничает.

Немой ставит корзину. Гата ставит ему кружку, тарелку, наливает кофе, накладывает каши. Немой садится есть. Она подает ему еще тарелку с куском пирога.

Гата: Не хотите ли пирога? Это творожник.

Немой не обращает внимания, ест.

Гата: Творог, который Вы вчера принесли, был превосходный: такой свежий, почти совсем не кислый! … Хотя бы попробуйте! Не хотите? …
Я очень волнуюсь… из-за того, что произошло ночью… Понимаете, с художниками такое случается… Даже очень часто. Им это даже необходимо: вскипают, взрываются, как вулкан, выпускают пар… Много эмоций… Очень много разных мыслей, чувств… Вот и теперь. Вы, ведь, знаете, что случилось? …
Послушайте, ну хоть кивните, хоть моргните. Ладно, Вы – немой, но не глухой же, в конце концов! Ох-ух-онюшки, вот так вот: один кричит, другой молчит…
Я волнуюсь. Неужели так трудно понять? — Это же естественно! Я хочу знать, не будет ли нам за это… Как сказать?.. Ну, какого-то наказания, что ли, какой-нибудь проблемы…
И я не за себя боюсь, поверьте! Ведь Йохан – мой муж. Вы не смотрите, что он так… Просто мы слишком долго вместе: он привык, я привыкла… Но я люблю его и волнуюсь! Даже сильнее, чем много-много лет назад, когда мы только встретились.

Немой встает, вытирает рот рукавом. Смотрит на нее прямо, выжидательно.

Она: (после долгой паузы) Наколите дров для камина наверху. Надо бы еще посмотреть водосток над галереей – кажется, там засор… И, если возможно, принесите нам завтра еще такого творога – Йохан любит творожники.

Немой утвердительно качает головой, берет из-за печи топор, уходит. Она остается.

Поделитесь прочитанным в соцсетях

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация

Следующая статья:

Я в соцсетях
Хотите быть в курсе жизни автора и моментально узнавать о новых публикациях? - подписывайтесь на мой профиль в Фейсбуке (кнопка "ПОДПИСАТЬСЯ")
Также, много ПИНтересного в моем ПИНТЕРЕСТе)))
Сайт, который я веду:

Храм в честь иконы Божией Матери "Умягчение злых сердец" в Конькове




В G+ ничего интересного))) Просто служебный профиль)))
Яндекс.Метрика
© 2017 KATYARU